Сайт апитерапевта Шиляевой Татьяны Михайловны

ЛЕЧЕНИЕ ПЧЕЛОЙ

(практическая апитоксинотерапия)

 Самая древняя цитата в апитерапии:

Всё есть яд и всё есть лекарство.   Одна только доза делает вещество ядом или лекарством.

Парацельс

Яндекс.Метрика

давайте восхищаться!

Строкой песни великого барда хочу приобщить заинтересованных  апитерапией  к апи-культуре, потому как пчела - это не членистоногое перепончатокрылое и т. д., и т. п. В моём представлении это то, что объединяет  и связывает энергию солнца, цветов и воды, привнося в этот круговорот своё почти мистическое организующее начало. Не может стать ни пчеловодом, ни апитерапевтом человек не восхищённый пчёлами.

После такого высокопарного начала попробую опуститься к прозе.

-Поедем, поставим ловушку,- звал меня муж,- Место просто сказка! Совсем недалеко. Ну, прямо рай! Ручей, заросший дикой смородиной. На закате лягушки квакают, птицы поют. И знаешь, там такая удобная одинокая сосна. Я точно знаю, ПЧЁЛАМ ТАМ ПОНРАВИТСЯ.

Он искал новое место под ловушку, потому что рядом со старым была организована свалка. Пчёлы - наверное, самый надёжный экологический индикатор, перестали заселять роями ловушку, не смотря на все возможные приманки. И ловушка просторная, и соты медовые, и мятой-мелиссой натёрта, и мазь для ловли роёв, и воск из-под трутневого расплода, и холстик прополисный... и всё зря!

Поехали. Вечер. Возле живописного ручья болото, не слишком  хорошо пахнущее. Чахлые кустики смородины рядом с непроходимыми зарослями крапивы. И вместо пенья птиц комариный звон. Надолго не замрёшь, закусают. Сказать, что я была очарована? Лучше не сказать ничего. Но видимо муж смотрел на пейзаж другими глазами и видел иное. Именно на этом месте в ловушку из года в год прививался пчелиный рой. 

Рай. Это слово ассоциируется у энтомологов и всех, кто увлечён изучением жизни насекомых, с французским учёным-естествоиспытателем Жан Анри Фабром (1823— 1915). На одном из сайтов о нём было написано в настоящем времени:"... не просто энтомолог. Он художник. Какое удовольствие мы получаем, читая его труды! Как удивительно описывает он свои исследования! Иногда мне кажется, что он сам насекомое, что он летал и ползал там, среди них... А иногда я вижу беспристрастного экспериментатора, ставящего ужасные опыты над живыми существами ради познания. Его терпение и наблюдательность, его изобретательность вызывают восхищение. А ведь он не был профессиональным учёным. А всё потому, что он по-настоящему любил насекомых и интересовался ими."

 Когда Фабру было уже 55 лет, он наконец-то приобрел участок земли в небольшой деревне Сериньян-дю-Комта (Sérignan du Comtat) в Провансе, примерно в 80 км от побережья. Наконец-то у него появилось время для любимого увлечения.  Фабр называл эту землю «Раем». Здесь он сделал свои открытия, наблюдая поведение живых насекомых (ос, пчёл, бабочек и др) и некоторых других членистоногих (пауков и скорпионов). Многолетние наблюдения описаны им в десятитомном сочинении «Энтомологические воспоминания». Не зря Виктор Гюго назвал его "Гомером насекомых"!  Для Фабра это место было настоящей полевой лабораторией по изучению образа жизни насекомых в их естественной среде обитания. Для других людей это место - просто "Пустырь". В той же деревушке Фабр умер на 92-м году жизни 11 октября 1915 года.

 Нам повезло,  что   Николай Николаевич Плавильщиков (1892-1962), прекрасно знавший французский язык и главное -тему, перевёл и обработал книги Жан Анри Фабра.  Читайте - Фабр Ж. А. Жизнь насекомых: Рассказы энтомолога / Ж. А. Фабр; Пер. Н. Н. Плавильщиков, Худ. Н. Н. Кондаков. - М.: Армада-Пресс, 2001. - 413 с.: ил. - (Зеленая серия)

Очарование пчёлами ко мне пришло через младшего сына Алёшку. Он, одиннадцатилетний пацан, в основном помогал мужу с ловушками и пойманными роями. Рой пойман, роёвня до вечера стоит в подвале, а вечером предстоит действо - переселение роя в улей на пасеке.

Сын сидит на корточках. От роёвни к летку улья подставлена широкая доска. Роёвня открыта.

И вот начинается движение. В нём нет ни хаоса, ни суеты. Многотысячная армия посылает разведчиков. которые осматривают новое помещение. А дальше волны пчёл, отграниченные по краям охранниками и ведомые напонятным могущественным организующим началом, как древние армии кочевников, идут, ползут на на новое место. Неосведомлённым кажется, что они повинуются только им понятным приказам! Это энтомологи знают, что крылышками пчёлы машут не для того, чтобы впрашиваться в новое жильё, а чтобы запах феромонов направлял отстающих в нужном направлении.

Сын сосредоточенно вглядывается в ползущий поток. Старается разглядеть в этом движении матку. Ведь она крупнее рабочих пчёл, но её окружает свита и прячет от посторонних глаз.  И только по прошествии этой царицы в улей, переселение роя можно считать состоявшимся. Без дымяря, без понукания с нашёй стороны.

Садится за горизонт солнце. Давно убежали, не дождавшись конца представления, Лёшкины приятели. Мы же - второй час!- наслаждались этим зрелищем, заворожённые прикосновением к этой древней цивилизации.

 К. Фриш: «Жизнь пчел подобна волшебному колодцу. Чем больше из него черпаешь, тем обильнее он наполняется».

 

 

© 2011-2017 "Лечение пчелой (практическая апитоксинотерапия)"

 Пчёлы и люди, мёдом вскормленные...

 

 Люди и пчёлы